Самолет был похож на стрекозу. Прежде чем влезть в кабину, надо было взобраться на крыло и оттуда юркнуть внутрь. Я оказался последним из спутников, и мне досталось место второго пилота — рядом с летчиком.
Пилот очень торопился и резко покрикивал на нас, пока мы располагались в кабине. Мы молчали, стараясь не обращать внимания на окрики, а в душе были благодарны ему: он невольно оказался нашим спасителем, свалившимся со своей «стрекозой» прямо с неба каких-нибудь полчаса назад.

Руанду, небольшую республику африканского межозерья, называют перекрестком континента. Название это звучит символически — и раньше караванные пути пролегали далеко от этих мест, да и теперь, скажем, столичный аэропорт Кигали пока еще рановато считать оживленным узлом воздушных линий.
А нам, небольшой группе активистов Советской ассоциации дружбы с народами Африки, довелось одними из первых побывать в Руанде. То было жаркое лето для Африки... Но об этом чуть позднее.
Чтобы приземлиться в Кигали, надо совершить из Европы большой перелет. Сначала самолетом Аэрофлота из
Москвы в Брюссель.