Мимо пронеслась машина. На задних сиденьях сидели дети.
—    Из школы едут, из Форт-Джонстона, — сказал Жора. — Пока у нас все отдельно: это для белых, это для черных. Хотя и независимость, но ведь не сразу...— и, будто спохватившись, добавил: — Что это я все рассказываю. Как будет по-русски «школа»?
И записал очередное слово на бумажке.
Он знал кое-что о нашей стране, пожалуй, не меньше, чем мистер Смит, миссис Энн или хозяйка залива Обезьян. Но ему хотелось знать больше, у него было много вопросов. Однако в присутствии миссис Энн он редко задавал их. Трудно сказать, по какой причине. Об этом можно было догадаться, если учесть, что Жора не мог выкурить сигареты просто потому, что шоферов забыли накормить хотя бы раз в течение полутора суток.
Но Жора сам ничего не сказал: мы услышали это от других шоферов, которые ездили с нашими товарищами.