Солнце в Руанде рано опускается за горы. Вот оно повисло над грядами холмов, потом заходит за гребни, окрашивая края их красно-золотистым цветом. И уже не зеленая, а черная кромка встает на горизонте.
Ощутимо близко над головой вспыхивают яркие звезды. И если здесь, на холме Кигали, в маленькой, погрузившейся во мрак столице, эти звезды, словно светлячки, повисают над низкими крышами, то, должно быть, на вершинах вулканов, за белыми шалями облаков их и вовсе можно достать рукой.
Город погружается в тишину. Редкие фонари светят на пустынных перекрестках. Только изредка проследуют одинокие прохожие или промчится автомобиль. В этот вечерний час ощутимо представляешь себе отдаленность страны, типичную африканскую «глубинку».
Когда Руанда станет страной туризма, и эти вулканы, и красную землю, и синие холмы, и озеро Киву увидят многие. Увидят — и поразятся красоте здешних мест. А пока самой стране долго еще предстоит подниматься в гору, проделать нелегкий путь, чтобы из края забытого стать благоустроенным, сытым и светлым домом для тех, кто сейчас засыпает после трудов в своих круглых хижинах на зеленых холмах.
Кое-где еще тлеют угли, ветер, набежавший с гор, поднимает искры, но и угли скоро покроются золой, такой же серой, каким бывает небо перед рассветом.