• Default
  • Title
  • Date
  • Random

Прощание с Монреалем мне помнится особенно остро — потому, что канадский город передавал олимпийскую эстафету нашей Москве.
Шестнадцать лет минуло после Рима, после первой моей Олимпиады. Уже никто не жег факелов из газет на трибунах олимпийского стадиона. Может быть, оттого, что канадский болельщик не обладал тем темпераментом, что итальянский тиффози, а может, и оттого, что век научно- технической революции своим прагматизмом поубавил эмоций и предложил взамен им новейшие изобретения.
В Монреале каждый счастливый обладатель билета на закрытие Игр получил «искусственную свечу». В продолговатой и прозрачной пластмассовой трубке, наполненной химической жидкостью, свободно плавала стеклянная капсула с каким-то таинственным реактивом. Стоило лишь согнуть трубку, как раздавался хруст капсулы, и неведомая реакция начинала окрашивать жидкость в изумрудный свет...