распродажа авиабилетовКовентри... Был у фашистов военный термин «ковентризация». Он означал стирание с лица земли, бомбежку «до уничтожения последнего дома». В ту трагическую ноябрьскую ночь 1940 года, когда эскадрильи «Люфтваффе» волнами заходили на Ковентри, Уильям Уилсон был первым жителем города, раненным во время налета.

 

русский музейЯ решил съездить в Чемпстоу, небольшой городишко на границе Англии и Уэллса, где в резиденции Львова действует «Императорский русский музей». И вот, прочитав в прилепленной к дверям листовке с изображением, Николая II, что музей «ставит своей целью ознакомить широкую публику с историей и искусством варяжской и романовской династии», жму на звонок. Потенциальный царь сам открыл мне дверь. Ему чуть за сорок, рыжий пиджачок, бородка, которую можно было бы назвать дворянской, если бы такую не носил сейчас каждый студент. По-русски — ни слова, по-английски — с сильнейшим американским прононсом.

 


«Гардиан» протестует против искажений истины, в которых повинна машина, грустит, что «полицейский электронный мозг мыслит примитивными категориями». И при этом газета уходит от вопроса о том, ради чего задействован этот «мозг», в каком направлении он обучен «мыслить». Да, слежка, контроль становятся тотальными — даже Гарольд Вильсон, будучи английским премьером, не избежал подслушивания. Ряд депутатов парламента мог бы в досье под грифом «совершенно секретно» обнаружить свои имена, подробные записи своих телефонных разговоров, копии, снятые с личных бумаг.

британия страна

На специальных курсах в Бэконсфилде тысячи офицеров прошли науку «создания перед телекамерой впечатления искренности», их обучали умению отвечать на «типичные» вопросы. Один из них: «Какова ваша религия?» Утвержденный армейскими пропагандистами ответ: «Не думаю, чтобы моя религия имела бы какое-то значение в данной ситуации, но я считаю себя христианином. Я надеюсь, что христиане смогут жить в мире друг с другом».

Несмотря на множество приводимых официальными и прочими организациями цифр, объективной статистики английской преступности нет. Социологи проинтервьюировали сотни людей в трех районах Лондона, задавая вопрос: «Какие криминальные действия были совершены против вас в течение последних 12 месяцев?» Когда эти данные сравнили с официальными, выяснилось: они выше последних в 11 раз! Не потому ли, что многие считают жалобы делом бесполезным? Мне и самому довелось в этом убедиться. В Ливерпуле я двадцать минут провел под сводами прославившегося своей конструктивистской архитектурой католического собора, а когда вернулся к машине, увидел: дверца взломана. Минуту назад — еще дымилась в пепельнице оставленная вором сигарета — кто-то пытался вытащить радиоприемник. Тот сопротивлялся, тогда, в досаде, его разбили. Я заявил в полицию, был составлен протокол — на этом все и кончилось. Но мне еще повезло. В Бристоле с угнанного автомобиля был снят мотор, коробка скоростей, колеса, фары, бампер, сиденья, рулевая колонка, часы и, несмотря на стальные скобы, приемник. Эксперты назвали его ограбление «национальным рекордом». Ими же подсчитано, что только в Лондоне ежедневно крадут 360 автомобилей.