Первой ночью нам долго из удавалось уснуть. Нагревшаяся за день каменистая пустыня словно взбесилась — она возвращала накопленный жар. Лишь под утро, намаявшись, отчаянно ругая самих себя за то, что добровольно уехали так далеко от средиземноморских пляжей, мы задремали...
Но ненадолго. Надо было подняться пораньше, чтобы с восходом солнца снять долину Мзаб.
Долго мы карабкались по осыпающемуся склону, то и дело с тревогой наблюдая, чтобы из-под камня не вылезло какое-либо ядовитое чудище. Взмокли как черти, пока доползли до верхней точки вместе с камерами и треногами, и остановились, пораженные внезапно открывшимся видом.
На скалистом островке, возвышающемся среди долины, окруженный глинобитными стенами, перед нами стоял голубой город. Одноэтажные его дома поднимались амфитеатром к вершине. Узкие улочки опоясывали этот островок. Строения лепились одно к одному, но из их хаоса вырастало нечто осознанное, какой-то пирамидальный фундамент, с вершины которого уходил в небо похожий на высоченную и широкую дымоходную трубу минарет...